К 75 - летию Великой Победы

О моём дедушке

Мне посчастливилось часто беседовать с моим дедушкой, ныне покойным Скрипкой Василием Михайловичем. Поэтому знаю о войне не только из книг. Часто длинными, зимними вечерами я слушал его рассказы и думал: «Откуда же в этом человеке такая жизненная сила, терпение, мужество, великая стойкость?».
Оставшись сиротой, четырнадцати лет дедушка стал воспитанником трубзавода 69-го кавалерийского полка, благодаря занятиям спортом из физически слабого подростка вырос волевой, сильный человек, который спустя несколько лет был назначен физруком полка.
Как хорошего сержанта его направили учиться в Ленинградское военное училище на отделение физической подготовки. Закончив его с отличием, получил направление начальником физподготовки 129 стрелковой дивизии города Сталинграда, где и застала Великая Отечественная война. Дедушку не пустили на фронт, так как он занимался подготовкой кадров для фронта в военном училище. Но молодой офицер рвался в бой, писал рапорт за рапортом. Командование, наконец, удовлетворило его просьбу, направило командиром роты одного из стрелковых полков 48 армии Второго Белорусского фронта. И всегда он был на линии огня, рядом со своими солдатами и офицерами–окопниками. Вместе с ними ходил в атаку на врага.
Когда гитлеровцев прогнали с нашей земли, дедушка продолжал воевать на территории Польши.
Его рота занимала позицию западней города Остроленка на реке Нарев. 14 января 1945 года началось наступление.
Роте под командованием лейтенанта Скрипки поставили задачу выбить немцев из первой траншеи обороны, занять большак и прикрывать правый фланг полка, который вводили в прорыв для дальнейшего наступления.
Для выполнения этого задания в распоряжение лейтенанта Скрипки были переданы пулеметная рота, рота противотанковых ружей и сорокапятимиллиметровая артиллерийская батарея.
На рассвете по договоренности с командиром батареи началась артподготовка, проведённая необычным способом. По боевому Уставу артиллерия должна перенести огонь с первой траншеи на вторую, и тогда пехота идет в атаку. А на этот раз договорились сделать наоборот, чтобы ввести противника в заблуждение.
Когда отгремел третий шквал огня и пехота, подползла как можно ближе к первой немецкой траншее, огонь был перенесен вглубь обороны врага. Рота по условному знаку «красная ракета», без криков «ура» неожиданно для немцев ворвалась в первую траншею, и завязался рукопашный бой. Противник был разгромлен.
С боем, заняв большак и ход сообщения, который шел от реки Нарев к немецким позициям, рота закрепилась для выполнения второй задачи — прикрытия правого фланга полка.
Опомнившись, гитлеровцы пошли в контратаку и ударили во фланг наступающему полку. Против красноармейцев бросили три танка и пехоту. Когда они вышли на открытое поле, лейтенант Скрипка дал сигнал, после чего наши открыли огонь по фашистам изо всех видов орудий.
«Цепи» пехоты противника редели, один танк загорелся, другой — вращался на месте, а третий повернул обратно.
В этот день рота отразила все попытки врага захватить большак.
За выполнение этого задания дедушку наградили орденом Красной звезды и присвоили звание старшего лейтенанта. Узнал он об этом в госпитале: в бою его тяжело ранило, врачи ампутировали правую руку…
Когда я смотрю на фотографию своего дедушки, представляю его молодым, высоким, стройным офицером.
В.М. Скрипка прожил трудную, но прекрасную жизнь не ради славы, а ради Отечества. И я с гордостью говорю: «Это – мой дедушка!»
С. Резник, студент педколледжа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *